В курсе лекций 1993-94 г.г. DONC ЖАМ комментирует только что вышедший в свет 4 семинар Лакана «Объектные отношения», и в своей манере прослеживает узловые пункты и связующие смысловые ходы, соединяющие этот семинар с предыдущими и последующими.

Один из наиболее значимых для ЖАМа сквозных концептов даёт о себе знать в этом семинаре в виде чёрного пятна на морде лошади. Чем в ходе движения лакановской мысли окажется в итоге эта чернота?

В 14 главе 4 семинара «Означающее в реальном»: «разница между тревогой и фобией в этом случае становится весьма ощутимой. Я не знаю можно ли назвать фобию такой уж очевидной, поскольку очень сложно узнать, чего именно боится ребёнок. Маленький Ганс тысячей способов это формулирует, но всегда остаётся некоторый исключённый, невыраженный остаток. В общем, фобия не так проста, поскольку несёт в себе малоочевидные, практически не сводимые к пониманию элементы. Хорошее представление о подобном негативном галлюциногенном элементе, о котором в анализе не перестают возникать всё новые теоретические изыскания, даёт этот неясный элемент, проступающий наиболее отчётливо в виде пятна на голове лошади, появляющейся как на картине Тициана «Венера и Вулкан».

Лакан ссылается на картину Тициана «Венера и Вулкан». 9 марта 1994 года ЖАМ говорит о том, что не смог найти такую картину. Только «Венера и Марс, связанные Амуром», однако это совсем другой сюжет (и вообще-то другой художник – Веронезе).

Лошадь – символ необузданной страсти в эпоху Возрождения // Венера-Вулкан-Марс и обложка семинара

После обращения к аудитории к следующему семинарскому занятию была найдена картина, о которой, похоже говорил Лакан, Венера и Марс с Купидоном и лошадью. (тоже Веронезе) // Тициан-Тинторетто-Веронезе

Любовная история, разворачивающаяся между Венерой и Марсом, изъезжена мастерами Возрождения до дыр. И не только ими. Любопытно одно — зачем Веронезе понадобилась лошадь? С одной стороны, конь — один из символов Марса, бога войны. С другой — художник вводит непарнокопытное ради комического эффекта — таким образом страсти олимпийских богов становятся в глазах зрителя более приземленными и человечными

В 4 семинаре Лакан пересматривает состав участников объектных отношений. Место собственного Я занимает фаллос. // Коррелят объекта – не Я, но фаллос 1) воображаемый и 2) символический (перечёркнутый) // Переосмысление объекта в свете символической кастрации, но не полноты воображаемых отношений. Не отношения с объектом, но отношения расщеплённого субъекта с объектом

Объект фобии и объект фетиша – оба ставят во главу угла кастрацию, и имеют отношение к тревоге кастрации — они оба симметрично задают границы желания, которое ищет объект фетиша, и бежит от объекта фобии. // Конец Ecrits, «Наука и истина»: бездна нехватки материнского пениса отгораживается фобией и перекрывается поверхностью, на которой воздвигается фаллос.

«эта неуловимая чернота возле рта лошади представляет собой зияние реального, всегда скрытое за вуалью (занавесом) или за зеркалом, и которое всегда возникает на фоне как пятно. Как храбр тот, думает Фрейд, кто говорит себе, что то, что у него перед глазами, связано с чувством бездны, возникающей из глубины.» семинар 4, глава 17 «означающее и острота»

чёрное пятно – это …


Обсудить этот материал вы можете
на мероприятиях Артели ПА-читателей
и в telegram-чате

Архив мероприятий с 2010г.