причинное место

Мощенко Степан, апрель 2018

я люблю тебя, вечность, и благословенно кольцо колец,
кольцо возвращения, обручившее меня с тобою
Ницше «Так говорил Заратустра»

Фрейд совершает свои открытия в эпоху принципиальных преобразований научной мысли, связанных с именами Эйнштейна, Рассела, Бора, Гёделя. Все эти исследователи представляют «исключения из правил», которые опрокидывают устои традиционного научного мышления, в то время, когда психоанализ не менее радикально задаётся вопросом о самой функции мышления. Однако, при всей скандальности психоаналитических открытий их сложность и новизна были в значительной степени редуцированы, упрощены до линейных моделей формальной логики. Возврат Лакана к началам психоанализа наоборот был направлен на разработку многомерности и диалектичности мысли Фрейда. В результате чего появился ряд концепций лакановской теории, которые помогают разобраться в основаниях психоанализа на изначально заданном теоретическом уровне.

В данной работе представлена попытка определения места расположения первопричины психического процесса – «случая», как встречи с Реальным, с тем, что исключено из системы восприятия-сознания, и не может уместится в границах логики этой системы. В этом случае, однозначно заданного направления причинно-следственной связи определить нельзя. Речь о том, что первичное исключение, формирует «ряд», хотя и само по себе «выпадение» есть эффект психического процесса. «Так, крик не возникает на фоне тишины, а, напротив, сам вызывает ее в качестве тишины к жизни». [16-32]

В 11-ом семинаре представлено повторение на другой сцене, как невозможная встреча с Реальным. Невозможность Реального обозначена вне символического различения «возможного и невозможного». Повторяется сама невозможность. Эта мысль есть у Керкегора, который определяет возможность повторения лишь в повторении его невозможности [2]. Вместе с этим соотношением Реального и Символического необходимо также учитывать расположение невозможности (различения) в самой сердцевине «сети переплетения мира наших мыслей», — так Фрейд определяет «пуповину сновидения», которая задаёт предел объяснимому: «Из более плотного места такого сплетения вырастает затем, словно гриб из мицелия, желание сновидения» [5-527].  Так, в сети означающих, которая представлена automaton, можно обозначить место предельного уплотнения, которое становиться случаем — tuche — causa efficiens [1], движущей причиной желающего субъекта. Таким образом, ядро Реального обладает таким качеством зияния, которое соответствует теории сверхмассивного объекта, обозначенного в астрофизике термином «чёрная дыра», которая определённым образом воздействует на время и пространство, но не определима как таковая.

Как исключённое, то есть отвергнутое вовне, оказывается первопричиной, расположенной в самой сердцевине внутреннего? Таким образом поставленный вопрос указывает на диалектику внешнего-внутреннего обозначенную Фрейдом, и приводит к топологическому представлению о субъекте в психоанализе разработанному Лаканом.

Для начала следует отметить, что исключение происходит в два такта и на 2-ух разных уровнях. В связи с этим, интересно как Лакан комментирует своё собственное положение в 1964 вспоминая отлучение Спинозы [16]. Оба были исключены в два такта и оба по причине разногласий по вопросам этики с представителями традиционного сообщества. В мифологии это можно сопоставить с судьбой Эдипа, который был отброшен дважды: сначала своими родителями, а затем гражданами Фив. Во 2-ом семинаре Лакана именно Эдип на пути в Колон, Эдип-отброс, продукт повторного отлучения воплощает этику следования желанию [13]. Но объект-причина желания формируется не на втором, а на первом такте исключения. В 7-ом семинаре [14] Лакан возводит этимологию слова Вещь (La Chose на французском) к латинскому cause – причина, речь идёт о том, что в последствии будет концептуализированно, как объект а – объект-причина желания [15].

Вещь является тем, что не вписывается в Символический регистр и принадлежит Реальному, «на уровне Vorstellungen Вещь не то что является ничем — ее просто нет и заявляет она о себе как нечто отсутствующее, инородное» [14-85]. Этот первый такт исключения Фрейд опишет во «Влечениях и их судьбах» (1915) как первое искажение границы внутренннего-внешнего под воздействием принципа удовольствия:

« … из первоначального реального Я (Real-Ich), отделившего по верному объективному признаку внутреннее от внешнего, оно превращается в ректифицированное [чистейшее] Я наслаждения (Lust-Ich), которое свойство удовольствия ставит выше всех остальных. Внешний мир распадается у него на часть, которая приносит удовольствие и которое оно принимает, и чуждое ему всё остальное. Из собственного Я оно отделило некую часть, которую извергает во внешний мир и воспринимает как враждебную.» [6-105]

«Объективный признак», который упомянут в приведённой цитате опирается на различение раздражений внутренних и внешних, на основании которого Фрейд и определяет влечения (как внутренние раздражения). Самое раннее обособление от внешнего мира представлено следующим образом:

«Противоположность «Я» — «не-Я» (внешнее) (субъект — объект), как мы уже упоминали, невольно возникает у индивида уже в раннем возрасте благодаря тому опыту, что оно может усмирить внешние раздражители мышечным действием, однако перед импульсами влечений он беззащитен.» [6-103]

Новый контур границы прописывает внутри некоторую часть внешнего мира, которая связана с получением удовольствия, и исключает ту часть внутреннего, которая связана с не-удовольствием. В статье «Отрицание» (1925) Фрейд представляет первый такт исключения решением о принятии (Bejahung) либо выталкивании на основе суждений атрибуции:

«Свойство, относительно которого должно быть принято решение, изначально могло быть хорошим или плохим, полезным или вредным. Выражаясь на языке самых древних, оральных импульсов влечений суждение гласит: « Это я хочу ввести в себя, а это – из себя исключить ». То есть: «Это должно быть во мне или вне меня». [11-402]

По мысли Фрейда вопрос о внутреннем и внешнем возникает вновь, когда внутреннее представление необходимо сопоставить с внешней реальностью. Хотя вопрос спровоцирован принципом удовольствия (первичный процесс), но для его решения вступает в силу принцип реальности (вторичный процесс) в форме суждений о существовании. Поиск во вне ведётся в целях реального удовлетворения, но не в целях обнаружения внешнего объекта, соответствующего внутренним представлениям. Необходимо вновь найти то, что приносит реальное удовлетворение, и на внутреннее представление, определяемое принципом удовольствия, положиться нельзя. Потому что внутреннее представление значительным образом отклонено от того, что может реально удовлетворить.

Работа принципа удовольствия, или первичный процесс, после искажения границы внешнего-внутреннего (первого исключения) способствует дальнейшему разрыву дистанции с внешним миром. Изначально сама запись восприятия является залогом реальности удовлетворения. Принятое по первому решению (Bejahung) представление об объекте полностью ему соответствует. Но в дальнейшем мышление использует свою способность воспроизводить присутствие объекта только в виде записи, без реального его наличия («удовлетворить потребность не в действительности, а галлюцинаторно» [14-39]). Отчуждение усугубляется тем, что каждое повторное обращение к объекту на уровне мышления «может быть модифицировано» — изначальное восприятие будучи записанным перезаписывается.

Похоже, что если понимать Фрейда буквально, то он считает, что проверка реальности посредством суждения о существовании (принцип реальности — вторичный процесс) способна восстановить объективное восприятие. Словами Лакана из 7-го семинара это звучит так:

«Принцип реальности, то есть то, чему функционирование нейронного механизма обязано в конечном итоге своей результативностью, предстает как механизм, функции которого не сводятся к простому контролю — речь идет, скорее, о некотором исправлении. Способы, которым он действует — это отклонение, сдерживание, предосторожность, поправка. Корректируя и компенсируя тот путь, которым психический аппарат в целом следует, он ему, по сути дела, противостоит.» [14-39]

Лакан уточняет, что ни о каком восстановлении объективного восприятия здесь речи не идёт.  На подступах к Реальному происходит конструирование реальности психической. Принцип реальности формулируется как эффект разрыва с Реальным. На уровне суждения о существовании происходит обращение к внешнему миру, гравитация которого не однородна — в нём зияет чёрная дыра отброшенного. Кроме того, в промежутке между восприятием и сознанием расположено бессознательное, и как минимум три этапа возможной перезаписи [4]. О каком объективном восприятии может идти речь?

Но что-то заставляет человека искать во внешнем мире объект реального удовлетворения. Фрейд пишет о причине так: «условием для введения в действие проверки реальности признаётся то, что объекты, которые когда-то приносили реальное удовлетворение, потеряны» [11-403].

Судя по всему, с 7-го семинара Лакан различает два регистра этой утраты. Реальное и Символическое, das Ding и Wort, наслаждение и удовольствие.

«Объект, это сложное образование, состоит из двух частей — здесь налицо разделение, разница в самом подходе к суждению. Все, что является в объекте его качеством и может быть представлено в качестве его атрибута, входит в нагрузку системы φ и формирует те первоначальные представления, Vorstellungen, вокруг которых и решаются судьбы того, что в первых, скажем так, явлениях на сцену субъекта как такового регулируется законами удовольствия и неудовольствия, Lust и Unlust. Das Ding — это нечто совершенно иное.» [14-70]

Выглядит так, что Фрейд прописывает метапсихологическое представление в рамках первичного и вторичного процессов, на уровне взаимообусловленности 2-ух принципов удовольствия и реальности, предметных и словесных представлений, работы вытеснения с образованиями бессознательного, включая симптомы. То есть на уровне того, чему не отказано, но что принято (Bejahung).

Отброшенное на первом такте не попадает в систему восприятия-сознания (по 52 письму Флиссу) — не прописывается как знак восприятия и в дальнейшем не подлежит перезаписи. Соответственно, не задействовано прямо в процессе вытеснения и формулировании симптомов. Такое представление близко к понятию первовытесненного, которое участвует в психической активности посредством репрецентации в представлениях. В общем, речь идет о влечении в лакановском регистре Реального. Фрейд открывает эту сторону «По ту сторону принципа удовольствия» с помощью принципа повторения того «не-удовольствия», которое Лакан назовёт наслаждением. Именно на этой другой стороне будет обозначено влечение смерти, а влечение к жизни представлено как его производная. В статье «Отрицание»: « Подтверждение (Bejahug) — как замена соединения — принадлежит Эросу, отрицание — наследие выталкивания — к деструктивному влечению. » [11-404]

Фрейд с очевидными затруднениями вводит в теорию влечение смерти, и в дальнейшем идет в этом направлении в одиночку. Не потому ли что пытается концептуализировать нечто «по ту сторону», о чём скажет: «влечение смерти, в основном, немы, а шум большей частью исходит от Эроса» [10-335]. Лакан отправиться вслед, и подойдёт к своему объяснению «немоты» влечения, к концептуализации Реального, которая будет происходить на протяжении всех семинаров, до тех пор, пока он сам не потеряет возможность говорить. Для клинической практики этот ход предоставит принципиальные положения о наслаждении, фантазме, синтоне.

Выглядит так, что Лакану удалось продвинуться в осмыслении «той» стороны несколько дальше Фрейда, однако он неизменно возвращался к исходным пунктам этого движения, которые обозначены в текстах основателя теории. Например, такое различение регистров травмы и симптома можно встретить в «Исследованиях истерии» (1895):

«Однако причинно-следственная связь между побудительной психической травмой и истерическим феноменом заключается не в том, что травма, как agent provocateur, вызывает симптом, который затем, обретя самостоятельность, остаётся неизменным. Скорее следует утверждать, что психическая травма или воспоминание о ней действует подобно чужеродному телу, которое после проникновения вовнутрь ещё долго остаётся действующим фактором» [3-20]

Здесь помимо не прямой причинно-следственной связи травмы и симптома, Фрейд как будто рассматривает внешнюю чужеродность травмы (но и активного повторения своего воздействия), тогда как по более поздней интерпретации первичной сцены в случае человека-волка, речь идёт о внутреннем генезисе травматического события. Дело опять же в том, что нет нужды в опровержении одной из позиции, необходима операция снятия, или повышения логического уровня для иного представления внутреннего и внешнего.

Одно из ключевых понятий для осмысления Реального представлено Фрейдом в статье «Жуткое» (1919), которая предваряет появление текста «По ту сторону принципа удовольствия» и в которой уже заявлен принцип повторения. Термин «жуткое» буквальным образом выражает экстимность Реального:

« «heimlich» — это слово, развертывающее свое значение в амбивалентных направлениях, вплоть до совпадения со своей противоположностью «unheimlich». В некоторых случаях «unheimlich» разновидность «heimlich»» [8-271]

Сходная топология представлена Фрейдом в «Трёх очерках по теории сексуальности», где упоминается фигура рта, целующего самого себя. Если в моделях, ограниченных 3-мя измерениями субъект может представлен как сфера, из чего следует проблематика границ, контакта, полноты, адаптации. То для психоанализа отношения внутреннего и внешнего наглядно непредставимы и могут быть заданы с учётом 4-го измерения. Субъект бессознательного тогда разворачивается в поверхность бутылки Кляйна, искривления которой формируют явления сверхгравитации, зияния «чёрных дыр». Практика с опорой на такое топологическое представление ориентирована на уровень Реального посредством Символического, в специфике возможного воздействия обозначенной Фрейдом в статье «Бессознательное» (1915):

«психоаналитическое лечение построено на воздействии на Ubw через Вw и во всяком случае показывает, что такое воздействие не невозможно, хотя и удается с большим трудом. Отпрыски бессознательного, являющиеся посредственным звеном между обеими системами, прокладывают путь для такой психоаналитической работы, но мы допускаем, что изменение Ubw, протекающее самостоятельно под влиянием Bw, представляет cобой трудный и длительный процесс.» [7-182]

Литература

  1. Аристотель «Физика» (357-547 до н. эры)
  2. Керкегор С. «Повторение» (1843)
  3. Фрейд З. Исследования истерии (1895); 1 том 26-ти томного собрания сочинений – Издательство ВЕИП, 2005
  4. Фрейд З. Письмо Флиссу №52, http://dreamwork.org.ua фрейд-письмо-флиссу-52/
  5. Фрейд З. Толкование сновидений (1900); 2 том десятитомного собрания сочинений – М.: ООО «Фирма СТД», 2006
  6. Фрейд З. «Влечения и их судьбы» (1920); 3 том десятитомного собрания сочинений «Психология бессознательного» – М.: ООО «Фирма СТД»
  7. Фрейд З. Бессознательное (1915). Основные психологические теории в психоанализе. Очерк истории психоанализа: Сборник. СПб., «Алетейя», 1998
  8. Фрейд З. «Жуткое» (1919); 4 том десятитомного собрания сочинений «Психология бессознательного» – М.: ООО «Фирма СТД», 2006
  9. Фрейд З. «По ту сторону принципа удовольствия» (1920); 3 том десятитомного собрания сочинений «Психология бессознательного» – М.: ООО «Фирма СТД», 2006
  10. Фрейд З. «Я и Оно» (1920); 3 том десятитомного собрания сочинений «Психология бессознательного» – М.: ООО «Фирма СТД», 2006
  11. Фрейд З. «Отрицание» (1925); 3 том десятитомного собрания сочинений «Психология бессознательного» – М.: ООО «Фирма СТД»
  12. Лакан Ж. (1953-1954). Семинары, Книга 1 «Работы Фрейда по технике психоанализа» М.: Гнозис, Логос. 2009
  13. Лакан Ж. (1954-1955). Семинары, Книга 2 ««Я» в теории Фрейда и в технике психоанализа» М.: Гнозис, Логос. 2009
  14. Лакан Ж. (1959-60). Семинары, Книга 7 «Этика психоанализа» М.: Гнозис, Логос. 2006
  15. Лакан Ж. (1962-63). Семинары, Книга 10 «Этика психоанализа» М.: Гнозис, Логос. 2010
  16. Лакан Ж. (1964). Семинары, Книга 11 «Четыре основные понятия психоанализа» М.: Гнозис, Логос. 2017

Обсудить этот материал вы можете
на мероприятиях Артели ПА-читателей
и в telegram-чате

Архив мероприятий с 2010г.